Start-365.ru

Работа и Занятость
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Журналист то есть вы хотите сказать что

Долгое время работала в журналистике: теперь осознаю, что это пустая трата времени и никому не нужная профессия

Добрый день! Имею хорошее образование и приличную специальность, но судьба сложилась так, что вместо того, чтобы заниматься делом, долгое время работала в журналистике. Безусловно, приятно знать лично VIP и здороваться с ними за руку, публиковаться на первой полосе, ездить по миру и посещать крутые мероприятия. Однако с возрастом понимаешь, что все это шелуха и на самом деле востребованной профессии у тебя нет. Карьера в журналистике светит только своим и получить пост главного редактора с достойной зарплатой — нереально. Журналистам же, начальникам отдела и замам достается лишь огромная нагрузка, постоянный стресс и средненький доход, явно не соответствующий трудозатратам. Когда же уходишь из этой сферы, то оказывается, что на приличную работу бывшего журналиста брать не хотят — слишком сомнительная репутация у этой братии. В итоге приходится интенсивно заниматься переквалификацией и доказывать, что ты приличный, серьезный и ответственный человек, а не балаболка. Поэтому никому не советую задерживаться в журналистике более 3 — 5 лет и использовать это время для того, чтобы обрасти полезными связями. И конечно же получить нормальную профессию и востребованную на рынке специальности, а не тратить годы на учебу на журфаке, пиаре или филологии.

Интересно было бы услышать мнение бывших коллег по цеху. Вы уже пришли к такому же выводу или все пребываете в иллюзиях?

У меня есть любимые журналисты. Их имена вам ничего не скажут. На одном шоу прозвучала такая шутка, девица в розовом говорит, ооо, мне нужен мужчина образованный, с самоуважнием, харизматичный. ИЛАНА ДАЯН. Вот эту журналистку я люблю. Есть у нас еще такой военный корреспондент Рони Данияль. Есть ошеломительные журналисты, но это на улице не валяется.

Как можно доверять средствам массовой информации?
Они врут за деньги.
Телевизор отнесён мной на помойку лет 7-8 назад за поной ненадобностью.
Чувствую себя великолепно.
Быть журналистом — это быть проституткой.
Их и называют журнашлюшки.

2 доверять надо с оглядкой, но должен же кто-то открыть рот. Я например крайне редко открываю рот. Журналисты нет-нет да выдадут. Большинство общественных скачков начинались с огласки.

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

Вы полагаете, что информация в интернете принципиально отличается от материалов по ТВ? 🙂

Добрый день! Имею хорошее образование и приличную специальность, но судьба сложилась так, что вместо того, чтобы заниматься делом, долгое время работала в журналистике. Безусловно, приятно знать лично VIP и здороваться с ними за руку, публиковаться на первой полосе, ездить по миру и посещать крутые мероприятия. Однако с возрастом понимаешь, что все это шелуха и на самом деле востребованной профессии у тебя нет. Карьера в журналистике светит только своим и получить пост главного редактора с достойной зарплатой — нереально. Журналистам же, начальникам отдела и замам достается лишь огромная нагрузка, постоянный стресс и средненький доход, явно не соответствующий трудозатратам. Когда же уходишь из этой сферы, то оказывается, что на приличную работу бывшего журналиста брать не хотят — слишком сомнительная репутация у этой братии. В итоге приходится интенсивно заниматься переквалификацией и доказывать, что ты приличный, серьезный и ответственный человек, а не балаболка. Поэтому никому не советую задерживаться в журналистике более 3 — 5 лет и использовать это время для того, чтобы обрасти полезными связями. И конечно же получить нормальную профессию и востребованную на рынке специальности, а не тратить годы на учебу на журфаке, пиаре или филологии. Интересно было бы услышать мнение бывших коллег по цеху. Вы уже пришли к такому же выводу или все пребываете в иллюзиях?

Если Вы журналист, о скорее всего Вы можете общаться с людьми. А общение с людьми — это основа любого бизнеса. Так в чем же проблема? Может быть проблема то не в журналистике, а в вашей цели?

Последнее интервью Теслы: «Меня победили. Я хотел дать свет бесплатно и всем».

«Я хотел осветить всю Землю».

Это интервью Никола Тесла дал журналисту Джону Смиту в 1899 году.

Тесла: Да, я сделал некоторые очень важные открытия. И всё же я потерпел поражение. Я не достиг того величия, которого мог бы достичь.

Журналист: Что это значит?

Тесла: Я хотел осветить всю Землю. Электричества вполне достаточно для того, чтобы создать второе Солнце. Свет вращается вокруг экватора, как кольцо вокруг Сатурна.

Человечество не готово к величию и добру. В Колорадо-Спрингс я освещал землю электричеством. Также можно получать и другие энергии, такие как позитивная ментальная энергия. Они содержатся в музыке Баха или Моцарта или в стихах великих поэтов. Сама Земля содержит энергии Радости, Мира и Любви.

Их проявления банальны: цветок, растущий из почвы, пища, которую мы получаем, и всё, что значит для человека родина. Я провёл годы в поисках способа, как заставить эту энергию сильнее влиять на людей. Красотой и запахом роз можно пользоваться в медицинских целях, а солнечными лучами — как пищей.

Жизнь обладает бесконечным множеством форм, и долг учёного — находить её в каждой форме материи.

Здесь существенны три вещи.

Всё, что я делал, — искал их. Я знаю, что так их и не найду, но не откажусь от своих поисков.

Журналист: Что это за вещи?

Тесла: Одна проблема — пища. Как может звёздная или земная энергия накормить голодных на Земле? Каким вином можно напоить всех жаждущих так, чтобы они могли веселиться в сердце и понимать, что они — Боги?

Ещё одна проблема — разрушить силу зла и страдания, в которой проходит человеческая жизнь! Иногда зло и страдания возникают как эпидемия в глубинах космоса. В этом веке болезнь распространилась с Земли во Вселенную.

И третье — существует ли во Вселенной избыток Света? Я открыл звезду, которая по всем астрономическим и математическим законам могла исчезнуть, но, казалось, ничего не меняется. Звезда находится в галактике.

Её свет обладает такой плотностью, что если его сжать, он поместится в сферу меньше яблока, но будет тяжелее, чем наше Солнце.

Религии и философии учат, что человек может стать Христом, Буддой и Заратустрой. То, что я пытаюсь доказать, ещё более дико и почти недостижимо. Вселенная создана так, что каждое существо рождается Христом, Буддой и Заратустрой.

Я знаю, что гравитация — ключ ко всему, что вам нужно, чтобы летать, и я намереваюсь не только создавать летательные устройства (самолёты или ракеты), но и учить человека вновь обретать свои собственные крылья. Я пытаюсь пробудить энергию, содержащуюся в воздухе.

Имеются основные источники энергии. То, что считается пустым пространством, — это просто проявление непробуждённой материи.

Пустого пространства нет ни на этой планете, ни во Вселенной. Чёрные дыры, о которых говорят учёные, — самые мощные источники энергии и жизни.

Читать еще:  Какой редактор является

Журналист: Ваши поклонники жалуются, что вы нападаете на относительность. Ваше утверждение о том, что материя не имеет энергии, по меньшей мере, странно. Если всё пропитано энергией, то где она?

Тесла: Сначала была энергия, и лишь потом появилась материя.

Журналист: Мистер Тесла, это равносильно тому, как если бы вы сказали, что вас родил отец.

Тесла: Вот именно! Как насчёт рождения Вселенной?

Материя создаётся из первичной и вечной энергии, которую мы знаем как Свет. Он светил, и из него появились звезда, планеты, человек и всё на Земле и во Вселенной. Материя — это выражение бесконечных форм света, поскольку энергия гораздо старше материи.

Есть четыре закона Творения.

Первый: непостижимость источника, тёмного плана, который невозможно постичь умом или измерить математически. В этот план укладывается вся Вселенная.

Второй закон: распространение тьмы, которая является истинной природой Света, из непостижимого, и её преобразование в Свет.

Третий закон: необходимость Света становиться материей Света.

И четвёртый: нет начала и нет конца.

Три предыдущих закона всегда имеют место, и Творение вечно.

Журналист: В своей враждебности к теории относительности вы заходите так далеко, что читаете лекции против её создателя на своих днях рождения.

Тесла: Помните, это не искривлённое пространство, это человеческий ум, не способный постичь бесконечность и вечность! Если бы относительность была правильно понята создателем теории, он бы обрёл бессмертие, даже физическое, если бы только пожелал.

Я — часть света, и это музыка. Свет заполняет мои шесть чувств: я вижу, слышу, чувствую, ощущаю запах, прикасаюсь и думаю. Моё шестое чувство — мышление.

Частицы Света — это записанные ноты. Удар молнии может быть целой сонатой. Тысячи молний — это концерт.

Для этого концерта я создал шаровую молнию, которую можно слышать на ледяных пиках Гималаев.

Что же касается пифагорейцев и математиков, учёный не может и не должен посягать на них. Цифры и уравнения — всего лишь символы, выражающие музыку сфер.

Если бы Эйнштейн слышал эти звуки, он бы не придумал теорию относительности. Такие звуки — это послания уму о том, что жизнь имеет смысл, что Вселенная существует в совершенной гармонии, и её красота — причина и следствие Творения. Такая музыка — вечный цикл звёздных небес.

Даже самая крошечная звезда обладает законченным строением и тоже является частью звёздной симфонии. Сердцебиение человека — часть симфонии Земли.

Ньютон знал, что секрет кроется в геометрическом расположении и движении небесных тел. Он осознавал существование верховного закона во Вселенной. Искривлённое пространство — это хаос, а хаос — это не музыка. Эйнштейн — посланник времён звука и неистовства.

Журналист: Мистер Тесла, а вы слышите эту музыку?

Тесла: Я слышу её все время. Моё духовное ухо так же велико, как небо, которое мы видим над собой. А телесное ухо я усиливаю радаром.

Согласно теории относительности, две параллельные линии будут пересекаться в бесконечности. То есть кривизна Эйнштейна будет выпрямляться. Однажды сотворённый, звук будет длиться вечно. Он может исчезнуть для человека, но будет продолжать существовать в безмолвии, которое является самым великим могуществом человека.

Нет, я ничего не имею против самого Эйнштейна. Такой уж он человек, и сделал много добрых вещей, некоторые стали частью музыки. Я напишу ему и попытаюсь объяснить, что эфир существует, и что его частицы — это то, что удерживает Вселенную в гармонии и жизнь в вечности.

Журналист: Вы часто упоминали о силе визуализации.

Тесла: Мне бы хотелось поблагодарить визуализацию за все мои изобретения. События моей жизни и мои изобретения реально стоят у меня перед глазами, видимые как каждый отдельный случай или вещь.

В молодости я пугался, не зная, что это такое, но позже научился пользоваться этой силой как исключительным талантом и даром. Я подпитывал её и ревниво оберегал.

Также посредством визуализации я корректировал большинство изобретений и заканчивал их, ментально визуализируя решение сложных математических уравнений. За этот дар я получил звание Высшего Ламы в Тибете.

Мои зрение и слух совершенны, и, дерзну сказать, сильнее, чем у других людей. Я слышу гром на расстоянии 250 км и вижу в небе цвета, которые не могут видеть другие люди. Такое обострение зрения и слуха я обрёл ещё ребёнком. Позже я развивал их сознательно.

Журналист: Наши читатели хотели бы узнать о вашей философии.

Тесла: Жизнь — это ритм, который должно постичь. Я чувствую ритм, настраиваюсь на него и потакаю ему. Он выражает благодарность и даёт мне знание.

Всё живое связано глубоким и чудесным взаимодействием: человек и звёзды, амёбы и Солнце, сердце и вращение бесконечного количества миров. Такие связи неразрушимы, но могут быть послушными, умиротворёнными и создавать новые и разные связи в мире, не нарушая старых.

Знание приходит из космоса; наше видение — его самое совершенное развёртывание. У нас два ока: земное и духовное. Рекомендуется, чтобы они стали одним. Вселенная жива во всех своих проявлениях, как думающее животное.

Камень — это мыслящее и разумное существо, такое же, как растение, дикое животное и человек. Сияющая звезда просит, чтобы на неё посмотрели.

И если бы мы не были так поглощены собой, мы бы поняли её язык и послание. Дыхание, глаза и уши человека должны подчиняться дыханию, глазам и ушам Вселенной.

Журналист: Мистер Тесла, а что для вас электричество?

Тесла: Все есть Электричество. Вначале был свет, неисчерпаемый источник, из которого выделилась материя и распределилась во все формы, представленные во Вселенной и на земле со всеми её аспектами жизни.

Истинное лицо Света — тьма, и только мы её не видим. Это замечательная милость, дарованная человеку и другим творениям. Одна из частиц тьмы обладает световой, температурной, ядерной, химической, механической и неопознанной энергией.

Она обладает могуществом вращать Землю на орбите. Это воистину рычаг Архимеда.

Журналист: Мистер Тесла, а не слишком ли вы предвзяты к электричеству?

Тесла: Электричество — это я. Или, если хотите, я — электричество в человеческой форме. Мистер Смит, вы — тоже электричество, просто вы это не осознаете.

Журналист: Можете ли вы пропустить через своё тело электричество с напряжением 1 миллион вольт?

Тесла: Представьте садовника, на которого нападают растения. Конечно, это была бы полная нелепость.

Тело и мозг человека сделаны из большого количества энергии; большая часть меня — электричество. Индивидуальная энергия, свойственная каждому, и создаёт человеческое «я», или душу. У других творений все не так: душа растения — это душа минералов и животных.

Функционирование и смерть мозга проявляются в свете. В молодости мои глаза были чёрными, а сейчас голубые.

С течением времени напряжение мозга становится сильнее, поэтому глаза как бы выцветают. Белый цвет — это цвет небес.

Однажды утром на моё окно села белая голубка, которую я обычно кормил. Она хотела донести до меня, что умирает. Из её глаз исходили потоки света. Никогда в глазах какого-либо творения я не видел столько света, сколько в глазах голубки.

Читать еще:  Хочу стать редактором

Журналист: Персонал вашей лаборатории рассказывает о вспышках света, пламени и молниях, которые возникают, когда вы сердитесь или подвергаете себя риску.

Тесла: Это психический разряд или предупреждение быть начеку. Свет всегда на моей стороне.

Знаете ли вы, как я обнаружил вращающееся магнитное поле и асинхронный двигатель, сделавший меня знаменитым в 26 лет? Как-то летним вечером в Будапеште я и мой земляк наблюдали заход Солнца. Тысячи огней вращались и отсвечивали сотнями оттенков цветов.

Я вспомнил Фауста и цитировал его, как вдруг, как в тумане, я увидел вращающееся магнитное поле и асинхронный двигатель. Я увидел их на Солнце!

Журналист: Для вас наука и поэзия — одно и то же?

Тесла: У каждого человека два глаза. Уильяма Блейка учили, что Вселенная родилась из воображения, она сохраняется и будет существовать до тех пор, пока на Земле не исчезнет последний человек.

Воображение — это колесо, посредством которого астрономы могут собирать звёзды всех галактик. Эта творческая энергия идентична энергии света.

Журналист: То есть для вас воображение реальнее, чем сама жизнь?

Тесла: Оно порождает жизнь. Я питался своим учением, научился контролировать эмоции, сны и видения. Я всегда процветал, питаемый своим энтузиазмом.

И всю свою долгую жизнь я провёл в экстазе. Это источник моего счастья. Воображение было источником моего счастья. Все эти годы оно помогало справляться с работой, которой хватило бы на пять жизней.

Елизавета Осетинская: Я против стратегии «чем хуже, тем лучше»

Алексей Соломин: Почему вы сторонник Мишустина на посту премьера?

Елизавета Осетинская, основатель проектов The Bell и «Русские норм!»: Я не сторонник, не противник Мишустина. Ни я, ни вы никак не влияем на назначение кого бы то ни было премьером. Это руководитель правительства, это функция и никаким образом к плебисциту, — ну, только разве что, проходя через Думу – но не имеет отношения. Поэтому смешно даже подумать, что мое или ваше «за» или «против» в той конкретной ситуации на что-то влияло.

Я считаю, что Мишустин эффективно отстроил работу налоговой службы. Я вчера вечером вспомнила, что мне нужно сделать кое-какие платежи. Я сделала эти платежи в течение 5 минут. Более того. Я написала что-то в чат-боте, потому что у меня что-то не получалось, и в этом чат-боте мне сегодня сотрудник Налоговой службы в 7 утра ответила. Которая мне сообщила – она не просто сказал, что ушлет на деревню дедушке, она попросила прислать номер и сообщила, что по этому номеру произойдут действия. И эти действия в течение дня начали происходить. Вот есть такой факт.

Я не оцениваю во благо, — знаете, к мытарям всегда относились…. «мытарь» вообще слово и статус так себе в народе, не любят люди сборщиков налогов.

А.Соломин: Это правда. Я просто давно не слышал слово «мытарь».

Е.Осетинская: Вот видите. Я владею и новой технологией и старой. Или у меня недавно было интервью с Акуниным и в его книжке он оценивает чиновников или государственных деятелей, который работали с Петром Великим. Он говорит: Иван Иванов был эффективный, он сделал то-то, то есть, его действия привели к конкретному результату. При этом, — пишет Григорий Шалвович в своей книге, — он набивал мошну.

А.Соломин: Это я знаю, что такое.

Е.Осетинская: «На руку нечист», и так далее. Понимаете, это понятия из разных определений. Я даже оптимизма не высказывала и пессимизма. Я пыталась сказать, что это назначение ясное и понятно более или менее, чего ждать. Мне лично понятно. А вот с Госсоветом я ничего не поняла на тот момент. Можно сказать, что сейчас я понимаю еще меньше, после всего того, что я прочитала, прослушала от источников. Потому что это как раз меня интересует — изменения в России, изменения в передаче власти — это процесс всегда болезненный, острый и существенно влияющий на общество. Гораздо больше, чем зачастую смена правительства. Потому что правительство — это исполнительный орган, он может быть эффективным, менее эффективным, какие-то люди там нравятся больше, какие-то меньше. Или в каких-то специфических отраслях, например, в образовании, один человек чуть получше, другой чуть похуже – разница существенная. Как управляются школы или вузы.

Но мне интереснее, конечно, процесс исторического масштаба – как будет происходить транзит. И я на тот момент ничего не поняла. И сейчас говорю, что вариантов еще больше. У нас, от большинства из нас, скрыта действительность. Не действительность, а намерения. И мы все пытаемся угадать эти намерения. А с правительством понятно — ну, пришел человек, который умеет построить какую-то систему.

Е.Осетинская: Да. Умеет добиваться каких-то результатов. Это повод для оптимизма или пессимизма? Смотря, какие задачи перед ним поставлены. Собрать, например, с населения еще больше налогов. Это для кого как – для населения наверное, не очень хорошо.

А.Соломин: Вы хотите сказать, что это не оценочное суждение?

Е.Осетинская: Фактическое, не оценочное. Не надо путать оценочное суждение с приведением фактов.

А.Соломин: Но вас восприняли именно так. И после этого Навальный накидал вам историй про его имущество, про особняки.

Е.Осетинская: Не только Навальный. Там и проект «Проект» накидывает, газета «Коммерсант» пишет обратную историю, все пытаются проверить.

А.Соломин: А вы можете сделать оценочное суждение о Мишустине?

Е.Осетинская: Да не буду я делать оценочное суждение. Я с ним встречалась один раз, знаю его довольно плохо. Вот про налоговую я могу сказать. Знаю, что у него с бизнесом были контакты, бизнес к нему нормально относился. Я знаю, что были взаимодействия, и они были позитивно оценены крупным бизнесом. Но больше я ничего не могу сказать.

А.Соломин: Когда Навальный наехал на журналистов, журналисты как должны ему ответить, как вам кажется?

Е.Осетинская: В этот раз или вообще?

А.Соломин: В этот раз.

Е.Осетинская: В этот раз он наехал не на журналистов. Красильщик не журналист и я нет, сбоку припеку.

А.Соломин: Вы хотите сказать, что вы менеджер СМИ?

Е.Осетинская: Я медиа-менеджер, это честнее. Но Алексей, мне кажется, неправильно, и зря он это делает вообще — наезжать на журналистов. Я ему это говорила в интервью, я с ним спорила. И сейчас продолжаю считать, что наезжать на журналистов неправильно. Потому что это делает хуже только ему. А наезжать можно на всех, найти бревно у каждого в глазу можно. И у него можно, и у меня, и у вас, и у Татьяны Лысовой.

А.Соломин: Разве это несправедливо — журналисты ищут бревно в глазах у политиков, политики могут высказываться, о ком хотят.

Е.Осетинская: Когда я была журналистом, я работала фактом. И старательно. Вот у меня сейчас есть продюсер, она журналист по образованию, и пишет дипломную работу про журналистику мнений – это две разные журналистики. И это две разные профессии — журналистика мнений и журналистика факта. Журналистика мнений гораздо более кликабельна, она больше в эмоциях и люди перетягивают на себя гораздо больше лайков, поддержки.

Читать еще:  Редактор книги кто это

Но мне она всегда была чужда, мне с ней всегда было тяжело. Потому что я работаю в основном для людей, которые, прежде всего, смотрят на факты. То есть, я рационалист, — скажем так. Это просто такая жизненная стратегия.

А.Соломин: В общем, не будете вы ему отвечать, правильно я понимаю?

Е.Осетинская: Я могу. Я считаю первое – неправильным посыл. Илья хотя бы говорил, что есть повод для осторожного оптимизма, я считаю, что действительно люди как-то живут – неважно, была я там перечислена, там мог быть Иван Пупкин перечислен – люди как-то живут. Я против стратегии «чем хуже, тем лучше». Потому что я смотрю на жизнь своих родителей и более старшего поколения и понимаю, что им столько всего пришлось пережить. Я не хочу, чтобы ради прекрасной России будущего им сейчас пришлось что-то плохое пережить. И никому. И молодому поколению, и среднему поколению – никому не хочу. Хочу, чтобы переживали что-то хорошее. Если в прекрасной России будущего без этого невозможно, — это примерно как про слезинку ребенка. Знаете?

Необычные профессии: дата-журналист

Андрей Дорожный, дата-журналист, агентство дата-журналистики Mediagun

Набор данных — он как камера Шредингера. Никогда не знаешь, есть в нем что-то или нет. И эта неопределенность движет мной каждый день.

В 2011 году я работал в небольшой провинциальной газете верстальщиком и делал инфографику — это графический метод объяснения сложной информации. Работа строилась очень просто: верстаешь полосы, ставишь фотографии, если есть время — делаешь графики по цифрам, которые принесет журналист. Мне было интересно рассказывать о сложных процессах простым языком, и в то время инфографика привлекала внимание одним своим присутствием на газетной полосе. Основная ее задача была — побудить к прочтению текста. К тому же картинкой с визуализацией легко поделиться, переслать другу, сохранить себе.

Однажды я сходил на хакатон по дата-журналистике. Там выступал Артур Хачуян — он рассказал, как можно использовать данные соцсетей для создания историй. Это позволило делать такие истории, которые обычными методами журналистики делать невозможно.

Как стать дата-журналистом

Прийти в отрасль сейчас очень просто, конкуренции пока нет. Чтобы пересчитать всех дата-журналистов России, хватит станций екатеринбургского метро. Самый главный навык — это умение рассказывать истории, быть хорошим журналистом. Все остальное — парсинг (сбор данных с сайтов), навыки работы в «Экселе» и программах для визуализации — это лишь инструменты. Не знаю, как стать хорошим журналистом. Я думаю, это надо любить, во время работы находиться в состоянии потока, быть любознательным, иметь широкий кругозор. А навыки работы с программами можно очень дешево получить на Youtube.

Есть несколько неплохих зарубежных сайтов с курсами по дата-журналистике, например, этот. В Москве у ВШЭ есть магистерская программа по журналистике данных. В России много талантливых молодых авторов, но мало кто из них понимает весь потенциал данных. Поэтому самое важное сейчас — это обучение журналистов. Курсов, где можно задавать вопросы и работать с куратором, сейчас не так много.

В российских редакциях пока почти нет вакансий дата-журналистов. Но ничто не мешает любому автору овладеть навыками работы с данными и начать делать материалы. Если читатель оценит их и редакция будет получать нужные метрики, вакансия с хорошей зарплатой образуется сама собой. Так было у меня в «Деловом Петербурге». Мне хотелось делать графику для веба, я бегал по всей редакции и просил у журналистов: «Дайте мне данные». На что один из редакторов сказал: «А ты не хочешь сам их поискать?». И я начал сам искать цифры и делать материалы. Важно не бояться делать новое, экспериментировать, даже когда в результат никто, кроме тебя, не верит.

Как строится работа и что думают друзья

Сейчас моя работа состоит в основном из трех этапов: определение тем и гипотез, поиск и анализ данных, визуализация данных. Кроме работы над отдельными медиапродуктами, я веду свой телеграм-канал, где ищу примеры работ дата-журналистов со всего мира и пишу еженедельную рассылку про данные, связанные с моей жизнью.

Друзьям и знакомым не из отрасли я обычно говорю, что «рисую графики». Потому что, как только ты говоришь слово «журналист», тебе сразу надевают шляпу, дают карандаш и отправляют в газету. Мне кажется не так важно, как называется твоя профессия. Важно, как она влияет на жизнь людей вокруг. У медиа, на мой взгляд, две задачи: развлекать и влиять на принятие решений. Например, график доли нецензурных слов в альбомах Сергея Шнурова — про развлечение, а исследование коммерческой недвижимости — про принятие решений.

Большие данные позволяют персонифицировать материал. Если раньше Росстат давал только общие агрегированные данные, то сейчас можно сделать материал, который будет учитывать пол, возраст, социальный статус читателя. И все повествование может перестраиваться. Вот, например, материал The Washington Post про поколение миллениалов: вводишь год рождения — и дальше весь текст подстраивается под эту цифру.

Когда была перепалка из-за Исаакиевского собора, мы с моим коллегой Сергеем Устиновым провели исследование и выяснили, что Исаакий — единственный прибыльный государственный музей в Санкт-Петербурге. На это пришлось потратить два полных рабочих дня. Данные были из самых разных источников — с bus.gov.ru, из СПАРКа и Минкульта. И это была полезная во всех смыслах работа.

Чего сейчас хотят от данных

Так сложилось, что я много работал в общественно-политических и деловых изданиях, поэтому экономика и политика — мои любимые темы. Из зарубежных команд мне нравится The New York Times — это лучшее в мире сочетание смысла и экспериментов в дизайне. Хорошие дата-команды — у Financial Times, The Washington Post. Отдельно выделю самобытную студию The Pudding, они делают крутые гендерные, культурные и медийные исследования.

Для меня самые сложные задачи — это технические. Часто я понимаю, что хочу получить, но не знаю, как это сделать технически. Знание кода — сложная, но полезная компетенция. А умение сделать продукт дешево, качественно и быстро в условиях небольшого бюджета редакции — самый полезный навык дата-журналиста.

В российских медиа нет традиции аутсорсинга — все привыкли делать у себя: свои журналисты, фотографы, работа на несколько изданий одобряется далеко не везде. С дата-материалами то же самое. Редакции хотят контролировать процесс и чтобы заказ исходил от них. Часто это сложно, потому что нет понимания, сколько времени и ресурсов займет тот или иной анализ. Чтобы сделать качественный продукт на основе данных, лучше, чтобы вся команда работала в ньюсруме. Важна коммуникация между программистами, журналистами и дизайнерами. На Западе успешные дата-команды работают при изданиях, у которых большой доход. Эти издания умеют зарабатывать рекламой, грантами, платной подпиской и готовы вкладывать в том числе в работу с данными.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector